Дмитрий Певцов: «Либо ты в кадре „живешь“, либо просто „отбываешь номер“»

В российском кино много проблем. Пожалуй, самая болезненная — детское кино. Или оно такого сомнительного качества, что неловко даже именовать фильмом, или его вообще нет. Однако в этом году случилось чудо и просвет все-таки появился. На экраны вышла картина «Жили-были мы» по сценарию Александра Адабашьяна и Анны Чернаковой. Это легкое, смешное и безумно обаятельное кино про девочку, которая не хотела, чтобы мама и папа расставались. Над проектом работали Алена Бабенко, Леонид Бичевин и Дмитрий Певцов. Нам повезло встретиться с Дмитрием, исполнившим, наверное, одну из лучших ролей и поговорить о фильме. Актер рассказал тонкостях работы в специфическом жанре и поделился мнением о причинах кризиса детского кино.

Чем привлекла сказочная история «Жили-были мы»?

Попал, потому что пригласили. Сначала Александр Артемович Адабашьян, который предложил прочесть книжку, а потом Анна Чернакова, режиссер будущего фильма, в которой увидел преданного фаната своего дела — кинематографа. И история, и роль, мне предложенная, мне понравились. И я был в восторге от их совместного предыдущего фильма «Собачий рай»

Вы сыграли графа Мовэ. Охарактеризуйте своего героя. Какой он?

Этакий Остап Бендер, путешествующий во времени и меняющий свои маски в зависимости от исторической реальности. Авантюрист с мелкими меркантильными целями. Обаятельный воришка.

Как прорабатывали образ Мовэ?

Удивительное дело, но съемки начались не сразу… Мы довольно много репетировали, читали сценарий, проигрывали сцены. Было много поисков и по персонажу, и по тексту, и по приспособлениям, даже реквизиту. И это было здорово! Такой подробной репетиционной работы в подготовительном периоде я не встречал лет двадцать.

Адабашьян, Певцов в фильме "Жили-были мы"
Адабашьян, Певцов в фильме «Жили-были мы»

Как вы считаете, в детском кино допустима импровизация?

Импровизация не зависит от возрастной категории, к которой будет приписан этот фильм. Либо ты в кадре «живешь», что значит — точное, сиюминутное, органичное существование в предлагаемых обстоятельствах, либо — просто «отбываешь номер». Конечно же, был точный, выверенный во время репетиций сценарий фильма, но никто и не запрещал мне импровизировать в кадре, по-живому реагировать на все, на площадке происходящее.

По информации из пресс-релиза, «Жили-были мы» — первый фильм, где вы поете. Каким же оказался этот опыт?

Не совсем так. Были уже фильмы, где я что-то пел, но… Так, чтобы это был отдельный музыкальный номер, такого действительного этого не было. Мы искали юмор, места, где мой Мовэ вызывал бы улыбку. Это номер был как раз таким местом моей роли. По-моему получилось.

Чем запомнился съемочный процесс? Трудно ли было взаимодействовать с детьми?

Мне заполнилась прежде всего удивительная подвижническая работа художников под руководством А. А. Адабашьяна. И, конечно же, совершенно беспредельная отдача нашего режиссера, Аннушки Чернаковой. А с детьми было легко. С ними прекрасно ладила Анна, что передалось в кадре и нам актёрам.

В чем состоит специфика детского кино, на ваш взгляд? Почему в наши дни почти не снимают фильмы для детей — нет достойных сценариев или просто времена не те?

Не знаю, в чем состоит специфика детского кино. Дети разные бывают… Разного возраста, я имею в виду. А не снимают для детей, очевидно, потому, что кино перестало быть государственным, оно либо коммерческое, либо фестивальное («не для всех»). Нет «начальства», которое бы указало на необходимость создания кинопроизводства для детей и юношества. В Москве во времена СССР целая киностудия целенаправленно производила именно такую продукцию. Нет начальства у кино, и нет прямых указов сверху о производстве детских фильмов.

На премьере фильма «Жили-были мы»

А как бы вы оценили общее состояние российского кино? Чего ему не хватает, чтобы вернуть доверие зрителей?

Не в курсе состояния дел в российском кино. Я его почти не вижу. Но оно есть, несомненно, даже международные призы получаем. Не хватает, на мой взгляд, правильного баланса между зарубежным и нашим кино. Прокат выстроен под коммерцию прежде всего, точного закона о соотношении в прокате российских и нероссийских фильмов нет. Результат — в основном «блокбастеры» различного уровня в кинотеатрах…

В этом году с вашим участием вышли две совершенно не похожие картины, где вы сыграли абсолютно разных персонажей — «Жили-были мы» и «О любви». Скажите, по каким критериям вы выбираете роли? Каких героев играть импонирует больше?

Выбор роли зависит прежде всего от качества сценария, имени режиссера, атмосферы, команды, которая занята в фильме. Есть, конечно, и мои сугубо личные мотивы — наличие времени и желания вообще тратить время на кино. В последнее время мне стала гораздо менее интересна актерская составляющая ролей, мною выбираемых. Мне гораздо важнее, ЧТО я сам, лично могу рассказать, сыграв того или иного персонажа. Это один для меня из способов общения с людьми.

В СМИ появилась информация, что вы планируете создать собственную театральную студию на базе студенческого курса. Правда ли это? Что дает вам преподавательская деятельность?

Собственно, маленький театр под «скромным» названием студия ПЕВЦОВЪ-ТЕАТР уже существует около двух лет. Его актеры — студенты Института Современного Искусства, выпускники актерского факультета, курс «Певчие Дрозды». В нашем репертуаре уже СЕМЬ спектаклей, которые мы играем не только в Москве. Наши гастроли проходили в Риге, Санкт-Петербурге, Рязани, Ульяновске, Димитровграде. Сыграно уже более ста спектаклей на зрителя. А получилось это, вроде бы, случайно. Чуть более 4 лет назад ректор ИСИ Ирина Сухолет предложила нам с Ольгой набрать актерский курс. После некоторых раздумий мы согласились, и через некоторое время наша жизнь поделилась на «детей» и «все остальное». При чем «все остальное» — это и наши родные театры, и мой музыкальный проект, и даже наша собственная семья. Жизнь наша полностью поменялась, и желание создать свой театр стало естественным следствием нашей любви, наших тревог и опасений за судьбы этих наши новых «детей». Я не считаю себя педагогом, в отличие от моей супруги, у которой ее блестящий режиссерский талант получил, наконец, возможность раскрыться и совершенствоваться. Параллельно с преподаванием Ольга учится на магистратуре, и через два года будет дипломированным режиссером. А вот у меня, с появлением «детей» помимо кучи проблем от них исходящий появилась РАДОСТЬ, какой раньше у меня не было. Радость за то, что у них ПОЛУЧАЕТСЯ, и получается объективно, потому, что я вижу на наших спектаклях заплаканных, но счастливый зрителей. Это дорогого стоит.


Автор: Эрика Гурцкая

Автор: Эрика Гурцкая

Автор записи: Эрика Гурцкая