Владимир Хотиненко: «Не так-то просто понять человека, который перевернул мир»

Этой осенью в центре общественного внимания Октябрьская революция. Поток тематических ток-шоу и материалов в СМИ о последствиях событий 1917 года до сих пор не иссякает. Люди искусства тоже не остались в стороне. Первый канал выпустил в эфир сериал «Троцкий» с Константином Хабенским, НТВ — «Хождение по мукам» с Аней Чиповской и Юлией Снигирь, а ВГТРК — многосерийный фильм Владимира Хотиненко «Демон революции» (второе название проекта — «Меморандум Парвуса»). Нам удалось встретиться с режиссером и обсудить интересные детали.

У Вас это уже не первый фильм, который связан с историческими событиями. Зачем ставить такую задачу?

Ответ простой, дело в том, что Парвус — фигура историческая, но неизвестная. Он — международный авантюрист, замечательно образованный, для сравнения — как Березовский. Про Парвуса ничего невозможно было снять, особенно в советское время, хотя он играл существенную роль. А историю надо знать, мы же стараемся знать историю семьи, чтобы чувствовать время. Человек — он как подвешенный воздушный шарик, летящий куда угодно и по воле ветра. Все просто на самом деле: Парвус — очень интересная фигура, неоднозначная. Он своеобразный, он был, как принято сейчас говорить, продюсером спектакля по пьесе Горького «На дне». В 1903 году в Германии было представлено более 500 постановок этого чрезвычайно популярного спектакля. Дело в том, что существовал договор о разделении гонорара: часть Горькому, часть Парвусу, а часть на революцию. Парвус обманул Максима Горького, он оставил все деньги себе — это и подтверждает его алчный и скупой, жестокий характер. Плюс у него была замечательная история побега в 1906-м году. Он вместе еще с одним революционером, напоив конвоира, сбежал из лагеря. Примеров таких историй много, плюс он брал деньги от немцев, и дальше эту сумму спускал на прессу, на закупку оружия. Но! Самое здесь замечательное, что он написал меморандум. Парвус в 1915 году принес свой меморандум в посольство Германии, чтобы вывести Россию из войны. Меморандум — это 20 страниц инструкций, по которой до сих пор делаются революции: цветные, оранжевые и прочие. Все, что называется «демоном революции — все это «Меморандум Парвуса». Мы показываем год смерти Александра Парвуса и Ленина, Александр Львович умер, как известно, от сердечного приступа. В 1924 году и это представляется очень важным.

Почему такой непривычный Ленин?

У нас Ленин в блестящем исполнении Миронова. Щукину в фильме «Ленин в октябре» 1937 года, было тяжело играть Ленина, и всем, кто играл — Каюрову в фильме «Шестое июля», Ульянову в фильмах «Штрихи к портрету» и «На пути к Ленину». Сложно было показать Владимира Ильича, потому что они играли канон: шаг влево, шаг вправо — расстрел. Нам проще, но одновременно и сложнее: важно не свалиться в полную свободу, не сделать карикатуру на Ленина. Поэтому у нас Ленин не жестокий, в его образе как раз прослеживаются по-настоящему человеческие черты. Мы старались не нового Ленина сделать, а показать каким он был на самом деле. Мы перечитали очень много интересного материала, который позволил открыть те детали, по разным причинам не показывавшиеся. Например, все знают, что Ленин — атеист, но практически никто не знает, что Ленин венчался в церкви в селе Шушенское. Полиция не разрешала Крупской приехать. Гражданского брака тогда не было, да и мама Крупской настаивала, чтобы они официально поженились, а это означает, что Ленин стоял под царским венцом. Сам факт венчания интересен. Ну и таких деталей много, потому что мы берем в основном период, когда вызревала Октябрьская революция — это заграничный период жизни с 1915 по 1917 годы. Владимир Ильич жил в Цюрихе, в Женеве, в Берне, из Цюриха они поехали в «том самом» вагоне. Эту историю возвращения Ленина в Россию после Февральской революции можно было назвать «Ленин: Возвращение».

Сейчас возвращается!

Вот-вот, поэтому и не называем «Ленин: Возвращение». Но дело вот в чем: к таким персонажам вообще ходульно нельзя относиться. Конечно, неприятно, что многие его не знают, к примеру, молодежь. Если Сталин на устах, то Ленин — нет. Это все равно наше достояние. Потому что очень мало в истории человечества фигур такого масштаба, по пальцам можно пересчитать. Конечно, не может не быть интересен такой человек. У нас в сериале два героя: Парвус и Ленин. По жизни известно, они встречались только один раз. На экране они видятся чуть больше, ведь достоверно никто не может сказать об их встречах. Например, они пересекались в студенческой столовой. Только представьте: в студенческой столовой, где выбирали самое дешевое меню. Условно было меню за 50 копеек, за 1 рубль и за 1,5 рубля. Вот они брали всегда за 50 копеек — суп, картошка и хлеб — это правда! Сохранилось очень много воспоминаний, когда была жива мама Крупской, она им готовила. Когда ее не стало, они были вынуждены питаться вот так — в студенческой столовой. Сохранилось одно воспоминание: Крупская и Ленин за границей встречали Рождество с ряженкой (Смеется — Прим. ред), с простоквашей — это нераспространённое явление в Европе. Может быть, они сами ее приготовили, я не знаю, во всяком случае, такое воспоминание осталось. Интересны их путешествия, очень много драматичных моментов, например, как Ленин развивал Октябрьскую революцию. Только представьте: идет война, а он в Цюрихе, совершенно отрезан от России, чтобы туда добраться законным путем нужно очень много времени. Вот это состояние, как теперь попасть в Россию? Владимир Ильич думает: на параплане перенестись или поехали поездом. Когда появляется это решение — проехать через воюющую Германию, — фантастическое мероприятие: по идее, их должны были арестовать, но они проехали! Мы в школе рассуждали: миновали Германию — и все. На самом деле путешествие было длинным. Они из Цюриха ехали в обыкновенном поезде, потом в Германии была унизительная процедура проверки. В Швеции пересели на другой поезд. Путешествовали, таким образом, за свой счет: выехали из Цюриха, и Ленин настоял на том, чтобы взяли билеты. А то было подозрение, что они на немецкие деньги путешествовали — это тоже важно.

Есть версия, что этот поезд задержали на 24 часа, и до сих пор ни один ученый не смог понять почему.

В этой истории лакун много. Осталось очень много свидетелей, которые ехали в том же вагоне и оставили воспоминания с интересными деталями. Например, люди описывали, как они пели песню Ильичу. Пассажиры выходили в коридор и пели песню про разбойника — любимую песню Владимира Ильича, он выходил и слушал. Трагическая песня, но сам по себе эпизод фантастический. Это уникально, у нас весь материал сенсационный.

Многие историки не знают, кто такой Парвус.

Вот как про такого человека не рассказать? Плюс у нас замечательные исполнители — очень хороший Федор Бондарчук в роли Парвуса.

Перед нашим интервью я провела опрос среди молодых людей 18−30 лет, так вот, судя по опросу, из 31 человека знают о Парвусе всего лишь 3 человека.

Вот для чего надо ставить такие фильмы. Меморандум — это латинское слово, оно переводится, как «то, о чем нужно помнить». К тому же, много неизвестного, например, на немецкие деньги делали революцию или не на немецкие? Личность такого масштаба, как Ленин, не бывает белой и пушистой. Те задачи, которые нужно было решать, требовали определенных средств, Ленин и Парвус просто исполняли историческую роль. Поэтому, однозначно нам надо ответить на вопрос Ленин — он хороший или плохой? Мне кажется, не плохой. Как его сделать живым человеком — вот что интересовало меня, и вот что получилось. Миронов — блестящий актер, и он по-другому играет Владимира Ильича. Ленина прекрасно сыграли и Каюров в фильме «Шестое июля», и Щукин, но они работали в условиях жесточайшего командования. Мы постарались сделать этого человека живым, со страстями. Но, например, такая вещь очень большое значение имела: в советской мифологи Ленин слушал Аппассионату — нечеловеческую музыку, а вообще-то Ленин любил Вагнера (Смеется — Прим. ред). Есть воспоминание Крупской, в котором описано, что они специально ездили в Вагнерский театр, где Ленин слушал музыку, но это совсем другая история, другая энергетика. Ленин любил читать стихотворение Тютчева «Море и утес». Вот это и важно, важно из чего «сделан» этот персонаж. Конечно, мы до конца ничего не поймем, но попробовать, показать другой портрет, может, даже ближе к реальности! Вот это было очень интересно — открыть совершенно закрытую историю.

Когда вышел сериал «Достоевский», из-за «другого» портрета, Вас невзлюбили достоевсковеды, а Вы не боитесь, что-то же самое произойдет с «Меморандумом Парвуса»?

В этих случаях ничего не боюсь, я готов к полемике, потому что буквальной исторической правды все равно нет, не существует. У замечательного искусствоведа Паолы Дмитриевны Волковой есть замечательный монолог: «Никогда никто о нем ничего не узнает», потому что Ленин был закрытым. Например, у Ильича была переписка с Арманд — известная любовная история, но письма все уничтожены. Осталось одно письмо, в котором есть строка, намекающая на их отношения и воспоминания. Когда умерла Арманд, на ее похоронах Владимир Ильич шел в полуобморочном состоянии — вот из этого уже можно выстроить какую-то историю любовного треугольника: Крупская-Ленин-Арманд. Но в это мы тоже не целились. За неделю до Февральской революции Ленин произнес такую речь: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв грядущей революции…», а ему было 45 лет.

Почему Вы решили сделать минимум грима у актеров? Из-за этого Миронов ходил в бейсболке, а Бондарчук с бородой. Это привлечение внимания зрителей?

У меня был совершенно жесткий принцип — минимум грима, поэтому Женя решил побриться и ходил полгода лысым, даже Путин по этому поводу шутил (Смеется — Прим. ред). Поэтому я вижу, что Юре Каюрову сложно играть, он был «заклеенный». У Парвуса мы отказались от его тучности — в это время он был толстым, у него даже была кличка Доктор Слон, но мы отказались от этого. Как я достоевсковедам объяснял: это не документальное исследование, потому что и в документальном исследовании невозможно дойти до конца. Никто же не стоял в отношении Сниткиной и Достоевского, вот никого не было. Было двое: Сниткина, Достоевский. Ведь параллельно на Первом канале снимали фильм «Троцкий». Там тоже Ленин и Парвус в исполнении других актеров, и хорошо, потому что и Ленина разные актеры играли, включая Смоктуновского, а Парвус — новый, значительный персонаж. Это мистика — Ленин и Парвус умерли в один год: Ленин в начале года, Парвус в конце, у меня даже в сюжете это есть, причем Парвус добился чего хотел, у него был принцип, он его даже разглашал — разбогатеть и разрушить Российскую Империю. И то, и другое, в общем, удалось: он умер богатым одиноким человеком, вот такая, например, деталь. Дело в том, что Парвус от жены и от сына отстранился, жил потом с какой-то полуслужанкой-немкой, ребенок был. Все покрыто тайной, а его сын Евгений Гнедин от первого брака стал получать наследство после смерти отца, и получил свою часть для советского государства… Эта фигура останется покрытой тайной. Одна его жизнь в Турции многое объясняет: Парвус разбогател на контрабанде, когда турки пришли к власти. Как раз его выселили из Германии после того, как он опозорился после пьесы Горького. Из страны, которую он считал своей родиной, хотя родился, тогда в Российском империи.

Вы сыграли в фильме?

Нет, не удалось мне в этот раз, только голос звучит в одном эпизоде. Очень тяжелый проект был. Если перебрать историю моих фильмов и моей жизни одновременно, то обнаружится, что каждый второй фильм был посвящен, — посвящен, громко сказано — революции. Кинолента «Один и без оружия» — это революция, фильм «Зеркало для героя» — это перестройка, чрезвычайная важная веха. «Гибель империи» — этот же период, первая мировая война. Фильм «1612». Это и показывает, что я интересуюсь какими-то важными периодами истории России. Чрезвычайно важно понимать природу русского человека! Есть замечательное выражение: «Управлять Россией легко, но совершенно бессмысленно». Это сказал император Александр II. Или вот, например, российский генерал-фельдмаршал с петровских времен, ему принадлежит выражение: «Русское государство обладает тем преимуществом, что оно не управляется другими, а оно управляется самим Богом, иначе невозможно понять, как оно существует» (Смеется — Прим. ред). Гениальное попадание, гениальное — вот это природа нашего феномена, чуда. Именно это меня всегда интересовало, я именно этим занимаюсь.

Вы долго изучали историю Октябрьской революцию и ее создателей?

Долго, я люблю «нырять» в материал. То, что написано в сценарии — это хорошо, я изучаю и привношу очень много деталей, ну даже если я их не ставлю в фильм, то все равно это помогает — чувствую персонажей. «Меморандум Парвуса» — проект, быть может, самый тяжелый, потому что все-таки очень трудно бороться со стереотипами. Не так-то просто понять человека, который перевернул мир.

А будут еще такие проекты?

Не знаю, как Бог распорядится. Возможно, будет…

Автор: Анастасия Данильченко

Автор: Анастасия Данильченко

Автор записи: Kinoland Pro